Гоа — рай на Земле.

Гоа – штат Индии на юго-западе страны. Бывшая португальская колония. Население – 1 457 723 (по данным 2011 г). Площадь – 3702 кв. км. Столица – Панаджи. Самый крупный город – Васко да Гама. На западе омывается Аравийским морем. Береговую линию (101 км) пересекают многочисленные реки, большинство которых берут начало в Западных Гатах (горы, занимающие около 15% территории страны). Период муссонов: июнь – сентябрь.


В 1510 году Гоа захватили португальцы, с тех пор он стал духовной метрополией всего римско-католического населения Индии. В 1961-м Гоа оккупировали войска Индии и объявили «союзной территорией». Португалия признала суверенитет Индии над Гоа лишь после революции в 1964-м. В 1960-х сюда массово отправились хиппи из Европы. С тех пор штат стал туристической Меккой для отдыхающих со всего мира.

Октябрь, почти выпит до дна, дышит предчувствием нашествия туристов: сезон муссонов вытеснен до апреля сезоном курортным. Туристический бум опять возбуждает здешних не развращенных деньгами людей перспективой заработков.

Начиная с 1960-х выкристаллизовалась целая армия людей, культивирующих цикличность собственной жизни с помощью регулярных полетов в Гоа. Здесь можно часто наблюдать, как индусы обнимаются с знакомым туристом. Особенная категория приезжих – пожилые люди, душа которых не стареет (в отличие от тела) и систематически прибегает к индийским приключениям.

Утро на юге легендарного Гоа. Удовольствие от него следует растягивать, как первую чашечку кофе. Подъем в пять утра – объективная необходимость. Щадящая температура будет еще несколько часов, дальше будет раскаленный ад. В неистовстве пробуждения природы, под трели и «уханья» неизвестных птиц настраиваемся на балконную фотоохоту: вот-вот с ветвей спрыгнут местные белки, выкрикнут что-то наподобие Morning! и растворятся в густых зарослях до завтра. За перила нашего балкона держится стопалой рукой кокосовая пальма. Орехи разной степени зрелости вытаращиваются на нас – пришельцев из другого мира. Несмотря на раннюю пору, продавщицы бус уже допекают иностранцев своей надоедливостью.

Ступаем на лучший в мире пляж — Бенаулим. Бунгало забронировали заранее в Путеводной Звезде, так как мест почти никогда нет на месте. Пусть нам и расхваливали какие-то другие, и только здесь можно шагать километр за километром, разглядывать всевозможную живность и крайне редко встречать представителей рода человеческого. Все, что слышали раньше о здешнем белоснежном песке, – правда. До сих пор ступням нашим не было знакомо это ощущение крахмального шелка. Идеальная чистота достигается благодаря стараниям колоритных женщин с корзинками, в которые попадают даже намеки на мусор. Просторы поражают необозримостью: взгляд ищет даль, которая его сможет затормозит.

Не поднимая головы с песка, лениво сквозь веки смотрят на чужеземцев пляжные собачки. Они добродушны. Непонятно только, что эти собаки едят и тем более, что пьют в царстве вегетарианства и соленой воды. Но с каким наслаждением они купаются! Кое-кто из туристов тоже купается в море. Кое-кто осуществляет пеший моцион. Все между собой здороваются, хотя и видят друг друга впервые.

И мы гуляем, идем к тому месту, где с морем срастается река. Вот беснуется стая вороватых, трусоватых коршунов — рвет здоровенную дохлую рыбину. В глаза въедается вонь рыбного разложения. Она усиливает впечатление от пестрого, зато сбалансированного, пейзажа: хижины рыбаков, старые лодки; с кручи смотрят в разные стороны три пальмы; дельфины у берега штрихпунктирном разбивают морскую гладь; вездесущие священные коровы поднимают хвостами пыль истребленных джунглей.

В полдень нет лучшего развлечения, чем спрятаться под тент пляжного ресторана и всматриваться в горизонт. При появлении на входе пары пожилых англичан менеджер заведения радуется. А это, по-видимому, еще одна из постоянных клиенток: шведка с внешностью увядшей голливудской звезды, рассказывает о своей хипповой юности стриженому под ноль темнокожему бой-френду. За соседним столиком – голландец, который годами овладевал в Гоа аюрведу, а недавно открыл у себя на родине центр духовных практик и лечения соотечественников.

Неторопливый «фишмен» идет к гостям, вытянув на руке поднос с только что выловленными в море деликатесами. Выбранный клиентом экземпляр оперативно готовят. Только бы не забывали предупреждать, чтобы не добавляли острых приправ. Обычно здешняя еда горит во рту. А повара и официанты знай себе веселятся, издеваясь над туристами. К слову, слухи о дешевизне морепродуктов на индийском побережье преувеличены. Хотя в целом поесть можно за довольно символическую сумму.

Люди-гриль, растения-гриль, машины-гриль. Это не вспышки воспаленного воображения: в горячем воздухе плавится все и вся. Сиеста гонит в отель, где два кондиционера и два вентилятора на 60 квадратных метров совсем не кажутся избыточными средствами спасения. Интересно, что вентиляторы сравнительно новые. Они и антураж комнат в целом (деревянная сетка балконных дверей, мебель из белого дуба в индо-португальском стиле, характерные изгибы кресел и спинки кровати) – обратная сторона ностальгии за колонизаторами.

Под окном, не обращая внимания на жару, подстригают траву, таскают ведра, что-то там моют и красят работники отеля. Они одеты в одинаковые бейсболки, брюки, клетчатые рубашки. Вечером любопытство заводит нас на хозяйственный двор. И здесь глазам открывается непревзойденное зрелище. Те же труженики, которые целый день поливали своим потом территорию отеля, теперь – женщины-цветы. Они дефилируют ярким ансамблем, нарядившись в фантастические разноцветные сари, звеня украшениями. После дня каторжного труда красавицы улыбаясь здороваются с постояльцами, желают счастья. Такое отношение к бытию возможно лишь в этой стране.

Выходим на вечернюю прогулку. За короткий период приучаешься ходить по разбитым дорогам, для которых тротуар совсем не является обязательным дополнением. А следовательно, смиряешься и с левосторонним движением. Хотя левосторонним его считают условно. Машины, скутеры носятся, как вздумается, маниакально выбирая встречную полосу.

Жизнь навыворот магнетизирует. Ведь она и является настоящей жизнью. Метров за сто от нашего отеля существует другое измерение: джунгли. В тесноте лачуг живет беднота, которая мечтает о любой работе за мизерные деньги. Сердце квартала, куда нас занесло — лужа. В сплошной грязи дворов беснуются черные свиньи. Смеркается. Из дырявого кораблика на берегу реки высовывается с десяток голов: Hello! В голове промелькнуло: только не разбили бы фотоаппарат! Однако хозяева не выражают вражды, а только любопытство и, конечно, фирменное индийское миролюбие.

Предчувствуем шоу, которое вот-вот устроит обессиленное Солнце перед тем, как погаснуть до завтра. Для индусов созерцание захода светила – священный ритуал (с такой страстью они смотрят разве что фильмы и телепрограммы отечественного производства, всячески противясь глобализации). На пляж выходят группами, держась за руки. Над бескрайней водой небо расслаивается на оранжевые, багряные, белые, серебристые, разные другие полосы, играет, то сгущая, то размывая краски. Собственно закат происходит молниеносно. Уже около шести вечера Солнце окончательно плюхается в свое ложе.

Мы, генерация последних десятилетий ХХ века, словно герои фильма Сидни Полака о побеге в джунгли от беспросветной реальности, словно европейцы 1920–1930-х, словно «пятидесятники», «шестидесятники», в конечном итоге, все потерянные поколения (по высказываниям Гертруды Стайн, все поколения – потеряны)… Отправляемся в Гоа с целью – улететь куда глаза глядят, спрятаться от невостребованности, агрессии, напрасности в идиллическое состояние сбалансированности с собой и сущим. Но разве эта цель не стоит того? Разве не самый прекрасный стимул – на определенное время свести все разговоры к длительным беседам о найденных на пляже раковинах, о мидиях, которые спешат зарыться в песок во время отлива?

Неизбежность возвращения придумал какой-то варвар. Ночь за ночью, как океанская волна за волной, вымывает впечатления, оставляя лишь самые яркие. На кухонном столике понемногу исчезает из бутылки питьевая гоанская вода, наперекор правилам нелегально провезенная в салоне самолета. С глотками исчезают медленно звуки и образы далекой земли, которая еще вчера казалась идеальным пристанищем для израненной души. Окном в свободу. Но мы не отчаиваемся и уже собираемся очередной раз, и компания Путеводная Звезда нам в этом обязательно поможет!

Горящие туры